Авторизация

Забыл пароль регистрация
войти как пользователь

Регистрация на сайте

CAPTCHA
войти как пользователь

Восстановление пароля

войти как пользователь

пожаловаться модератору

CAPTCHA
Поделиться
USD: 66.8757 - 0.0175
EUR: 76.1848 + 0.1272
Погода и курсы валют

Новое поколение врачей - доверять или бояться

Новое поколение врачей - доверять или бояться
    Пятого июня на страницах Lenta.ru вышла статья Натальи Граниной «Этих врачей нельзя допускать к пациентам». В интервью исполнительного директора Фонда профилактики рака «Живу не напрасно» онколога Ильи Фоминцева приводится удручающая статистика о тех знаниях и умениях, которыми обладают сегодня кандидаты в онкологическую ординатуру для выпускников медвузов и молодых врачей «Высшая школа онкологии».
     Задачу с описанием картины клинической смерти, но без указания этого диагноза, смогли решить, а значит, «спасли больного» только двадцать четыре процента будущих врачей. А по итогам второго тура тестовой проверки тридцать четыре процента ее участников «убили» всех пятерых предложенных им «пациентов». И только восемь с половиной процентов испытуемых «сохранили жизни пациентам» во всех задачах. «Ребята не знают не только практику, но и теорию…», - признался Илья Фоминцев.
     Это в Санкт-Петербурге. А что у нас, в маленьком провинциальном городке? И почему так происходит? Своим мнением на эту тему мы попросили поделиться заместителя главного врача Бузулукской больницы скорой медицинской помощи Елену Морошкину и заведующую женской консультацией врача акушера-гинеколога Ирину Яковлеву.
     - Институт я окончила двадцать лет назад, - говорит Елена Николаевна Морошкина. - Те выпускники, которые приходят сейчас, существенно отличаются от нас. И дело не в качестве преподавания, а в отношении к жизни. Когда вчерашние школьники поступают в медицинский вуз, я не думаю, что девяносто процентов из них хотят быть врачами. Чаще всего это выбор родителей, которые видят потенциал своего ребенка, наличие присущих ему определенных черт характера и склада ума. Да и многие родители-врачи не видят свое чадо никем другим, кроме врача. А в результате только около двадцати процентов выпускников медвузов понимают, что они будут врачами.
     Когда мы выпускались, у нас из двух потоков тридцать процентов выпускников вообще не взяли дипломы - ушли в бизнес. Потом был период, когда тридцать процентов выпускников брали дипломы. Сейчас это как-то уровнялось. Но сегодняшние выпускники изначально идут учиться без желания. Приоритеты сейчас другие. Человеческие чувства, милосердие, человечность отходят на второй план. Приоритетом становятся материальные блага.
     Мы, когда начинали работать, прежде чем что-то получить, понимали, что должны что-то показать - то, за что можно получить зарплату. А сейчас не успевают окончить вуз - требуют зарплату: «Как я буду жить? Как я буду создавать семью?» У нас в профессии, конечно, есть специфика: мы долго учимся, а если после медучилища, то до двадцати семи лет. Но наши мальчики, у которых тоже были семьи, всегда подрабатывали на «скорой».
     Среди сегодняшних выпускников немало талантливых врачей. Есть такие, кому медицина нравится. У них горят глаза, они хотят помогать больным, хотя им, может, и обидно за маленькую зарплату. Они хотят видеть результаты своей работы, благодарны пациентам за их выздоровление или хотя бы за улучшение их состояния, особенно в онкологии. А есть те, кто приходит на работу, но работать не хочет.
     Многое еще зависит от тех врачей, к которым выпускники попадают. Есть определенная ревность среди докторов: «Я умею и не хочу никого учить». Наставничество утратило свою актуальность. Интерны приходят, но нет такого, чтобы кто-то за них полностью отвечал и поручался. Тем не менее, возможность нарабатывать практику у молодых врачей есть и сегодня, было бы желание. Я по себе знаю. Да, в интернатуру с радостью никто не берет: «Идем со мной оперировать, сейчас я тебе что покажу...». Есть, конечно, люди, которые это сказать могут, но такое бывает редко. Но если ты каждый день просишь: «А можно я?», то и результат будет. Один раз «щелкнут по лбу», второй раз не «щелкнут», третий раз им понравится, а четвертый раз они скажут: «Давай, ты иди, а я посижу». Если я ставлю перед собой цель: «Хочу после интернатуры сама встать за операционный стол», то я это сделаю. Однозначно такая возможность есть.
     В интернатуре я сама сделала шесть офтальмологических операций по удалению катаракты. Интернатура началась первого сентября, а в феврале я уже сделала первую операцию с заменой хрусталика. Меня «натаскали» так, что те пять лет, которые я потом работала в Оренбурге, мне не было стыдно. Мне это нравилось, очень нравилось. Очень много зависит от человека, который пришел в нашу профессию, от его желания.
     Последние несколько лет интерны к нам приезжают во второй половине интернатуры, после нового года. Это наши целевики. Мы их принимаем сразу врачами-стажерами, потому что у нас дефицит кадров, и они сразу встают «к станку». И не важно, умеешь ты или нет, научили тебя или нет - ты работаешь и параллельно учишься. К концу интернатуры каждый из них должен самостоятельно выполнить операцию. Если это хирург, то стандартный неосложненный аппендицит. А в деревнях врачи вообще должны все уметь: и роды принимать, и клинически мыслить. При желании возможность учиться есть сегодня везде. Мы активно взаимодействуем по телефону, скайпу и электронной почте с Оренбургом и Москвой.
     В столице молодым врачам, возможно, сложнее. Там в медучреждениях стопроцентная укомплектованность кадрами,
     работающие доктора все умеют, и новички им не нужны. Но человеческий фактор я все равно ставлю на первое место. Если человек хочет, он всего добьется.
     У нас сейчас в поликлинике средний возраст врачей - сорок восемь лет. А анестезиологи и реаниматологи в стационаре - только молодые доктора. Они все примерно одного возраста. И мы сейчас еще набираем туда штат. Они все работают в одной команде. Им так интереснее.
     - У меня нет глобального анализа рассматриваемой ситуации, - сразу оговорилась Ирина Петровна Яковлева. - Но, если оглядываться назад, раньше профессия врача была более престижной - не в плане денег (многие врачи получали по сто десять рублей), а в плане уважения. Люди в профессии работали за идею, для них работа была жизнью. Потом в медицину пошли люди, которые, может быть, там не должны работать. Когда мы были студентами, то даже не знали, что с нами учатся чьи-то протеже - они учились наравне с нами. А сейчас платное образование привело к тому, что некоторые студенты не считают нужным учиться.
     Тем не менее, студенты и молодые специалисты и сегодня есть разные. Некоторым не успеешь сказать - они уже начинают выполнять задание, стараются, смотрят на то, что и как делает врач. Просят, чтобы им разрешили что-то сделать самостоятельно. А есть такие, которые приходят в интернатуру и им все безразлично - заполнят дневник, посидят в гаджете» и уходят.
     К нам на практику студенты медвуза приезжают после четвертого курса. Как правило, в Бузулуке базами для практики являются акушерство, хирургия и терапия. Но, если студент хочет стать кардиологом, он, даже проходя практику в терапии, найдет время и будет ходить в кардиологию на дежурства, смотреть, как там работают врачи.
     И уже начавшим работать самостоятельно молодым врачам нужно продолжать учиться. Пациенты должны им доверять. Чем больше у молодых докторов будет практики и возможности работать, тем быстрее они научатся. Это не значит, что пациенты станут для начинающих врачей «подопытными кроликами». Заинтересованный молодой врач, если ему что-то непонятно, всегда позовет на консультацию более опытного коллегу или обратится за советом к руководству.
     - Но проблема не только в людях - в самой системе здравоохранения, - считает Ирина Петровна. - Раньше все врачи были примерно в одинаковых условиях по уровню зарплаты. В медицинских учреждениях не было коммерческих услуг, была медицинская помощь. А сейчас - медицинские услуги…

     По данным отдела кадров Бузулукской больницы скорой медицинской помощи, с 2012 года по настоящее время в три бывших самостоятельных городских больницы нашего города - ЦГБ на улице 1 Мая, ГБ в четвертом микрорайоне и ЦРБ на улице Рожкова, в поликлиники и стационары, были приняты на работу семнадцать врачей - молодых специалистов, включая целевиков. Пятнадцать из них продолжают работать до сих пор. Двое уволились.

Вера ДАРМОДЕХИНА

Комментарии (0)

ava01
жирный курсив подчеркнутый зачеркнутый цитата код ссылка картинка
Проверочный код
Публикуя комментарий, вы соглашаетесь с правилами